orientpro

عهد الشرق


Back in the USSR

Вячеслав Сысоев

В стол можно писать романы. Можно пьесы и сценарии это еще обиднее.
Но рисовать сатирические рисунки, заведомо зная, что они нигде и никогда не будут опубликованы, чистое безумие!
Безумец Вячеслав Сысоев родился в 1937 году в семье журналиста. Его «моральное разложение» началось в конце сороковых, когда папу послали корреспондентом в Финляндию и из этой побежденной страны стали приходить сказочные посылки с глянцевыми журналами, шоколадом и даже жевательной резинкой, которая в те времена считалась одним из непременных атрибутов буржуазного разложения нравов.
Рисовать Слава начал рано и уже в 1961 году нарисовал одну из самых известных своих карикатур: понурую лошаденку, везущую на телеге межконтинентальную ракету.
Это сейчас она репродуцирована во множестве западных изданий, а тогда в год первого полета человека в космос у нормального советского человека не могла вызвать ничего, кроме ненависти к выродку, клевещущему на эпохальные достижения.
До 1974 года рисунки Сысоева видели только его самые близкие друзья. Но осенью 1974-го произошло событие, «судьбоносное» для всего нашего искусства: на пустыре в Беляево, почти напротив дома Вячеслава, прошла не подцензурная выставка независимых художников, разогнанная с помощью бульдозеров и поливальных машин.
В тот же вечер о выставке сообщили все вражеские голоса. Сысоев был их благодарным слушателем. И вот, под влиянием враждебной пропаганды, Вячеслав в 1975 году присоединился к движению художников, принял участие в квартирных выставках и в знаменитой выставке в Доме культуры ВДНХ.
Конечно, после такого неадекватного поступка его вынудили уйти с работы, но зато приняли в секцию живописи городского комитета художников-графиков, куда, впрочем, приняли чохом и всех остальных независимых художников кто пожелал.
Очень скоро выявилась истинная подоплека столь щедрого поступка властей: художникам предоставили залы в подвале на Малой Грузинской, а взамен навязали жесточайшую цензуру. Правда, многих это устраивало: ведь раньше их преследовали вовсе не за содержание работ- за форму.
Но у Сысоева главенствующим было как раз содержание. И он, несмотря на все благодеяния начальства, несмотря даже на обещание мастерских и доступа к мос-ховской лавке, не изменил- не благодарный безумец -своей
социальной музе и продолжал творить безобразия. Правда, к тому времени эти безобразия уже стали покупать иностранцы, что лишь в очередной раз доказывает истинное лицо Вячеслава Сысоева.
В 1979 году, в преддверии величайшего события в жизни нашего общества- Олимпийских игр в Москве, группа художников, в их числе и Сысоев, затеяла не подцензурную выставку «Москва- Париж», но доблестные чекисты в зародыше пресекли злодейскую акцию: Татьяна Кузнецова, хозяйка квартиры, где делался каталог и составлялись зловещие планы, была арестована на пятнадцать суток за мелкое хулиганство. Власти ждали, что художники образумятся, они же поступили наоборот: заперлись в комнате Кузнецовой и заявили, что не выйдут, пока не отпустят хозяйку. То-то радости было всяческим голосам: три дня они комментировали «геройское» поведение художников.
Всякому терпению есть предел: на третий день группа хорошо обученных людей в форме и в штатском взломала двери, и, немного помяв бока отщепенцам, отвезла их в милицию.
Впрочем, и на этот раз они отделались легким испугом: штрафами и все теми же сутками.
Правда, почему-то после столь гуманного поведения властей большинство художников предпочло эмигрировать, а на Сысоева завели уголовное дело, сначала по обвинению в антисоветской пропаганде по знаменитой 70-й, а потом, чтобы не делать из него диссидента, по 228-й-за порнографию. У художника и его друзей были произведены обыски, за ним установили демонстративную слежку...
И тогда безумец Сысоев ушел в   бега.   Почти   четыре   года-
с 1979-го по 1983-й- он скрывался от гуманного правосудия. За это время было нарисовано около тысячи рисунков, написана книга «Ходите тихо, говорите тихо», вышедшая на Западе. По всей Европе прошли выставки, были выпущены альбомы, а в Соединенных Штатах одно время даже продавались майки с его рисунками. Художник стал по-настоящему знаменит.
В 1983 году его все же настигла расплата. Несмотря на то, что в суде не прозвучало ни одного свидетельского показания против Сысоева, он был признан виновным и приговорен к двум годам лишения свободы, каковые и отбыл в лагере общего режима под Холмогорами-почти на родине великого гуманиста Михаилы Ломоносова.
Поразительная вещь: свои серии «Болванов», «Орлов», «Монстров», «Слепых», «Калек», «Палачей», «Унитазов», «Колбасу», лубки и расписные яйца Вячеслав почти никогда не сопровождает определенной символикой. Его щедринский мир многозначен и общечеловечен. Почему же наши недавние властители так безошибочно узнавали в его персонажах себя? Тайна сия великая есть!
Сейчас у Вячеслава все в порядке. Он в Западном Берлине. Не эмигрировал, а просто по всей Европе идут его выставки, и, в полном соответствии новым временам, он принимает в них участие. Прошли две персональные выставки и в Москве. Несколько рисунков опубликовано в «Московских новостях». Но настоящей известности на родине нет. Да художник к ней и не стремится. После публикаций мерзко-клеветнических статей в 1983-1984 годах в «Вечерней Москве» и «Литературной газете» не очень-то жалует советскую прессу.

ЛЕОНИД ПРУДОВСКИИ